Вавилон в Библии:

Башня в античной литературе

Джим Ровира

Июль 1998

Перевод с английского: М. Касьяник

 

 

"Бытие" это книга о происхождении, объясняющая возникновение всего от вселенной до местных архитектурных памятников. Сообщение о вавилонской башне в книге Бытия (11:1-9) описывает истоки разнообразия в человеческой культуре и языке. Эта история довольно уникальна для семитской культуры, поскольку параллельные сообщения содержатся в "Энума Элиш", рассказе о строительстве Вавилона с его храмовой башней, и в шумерской истории, повествующей о времени, когда все люди говорили, или будут говорить, на одном и том же языке. Для сравнения, библейская история о сотворении мира и потопе имеет параллели в египетской, вавилонской, шумерской и финикийской литературе.

Шумерский эпос "Энмеркар и властитель Аратты" является самым близким соответствием истории, рассказанной в "Бытии".  В нем говорится о золотой эре, когда "Человек не имел соперников", а "целая вселенная и все люди на одном языке в унисон говорили с Энлилом". Но

Энки предводитель богов
переменил речь в их устах
и внес раздор в нее,
в речь людей, что (до той поры) была единой.

Некоторые ученые переводят этот текст таким образом, что он становится выражением надежды на будущее, в котором все человечество заговорит однажды на одном языке, разумеется на шумерском. В любом случае, в "Энмеркаре" различия между языками это компонент борьбы между богами Энлилом и Энки в контексте политеистической системы верований.

"Бытие", напротив, трактует разнообразие языков как Божью кару за человеческое высокомерие. Башня была первым в мире небоскребом, сооружением, воздвигаемым с той же целью, что и сегодняшние монолиты: Пойдем, построим себе город и башню высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. Сама высота башни характерна для крайне инфантильного проявления человеческого соперничества и гордыни. Даже архитекторы, сооружавшие в былые века готические соборы, состязались в стремлении построить самый высокий из них, тогда как нынешние архитекторы точно так же соревнуются в городах современности. Строительство Башни "высотою до небес" символизирует попытку человечества добраться до неба для того, очевидно, чтобы занять место Бога. Это при том, что башня сама по себе служила наглядным проявлением амбициозного стремления человечества достичь божественного статуса. Для сравнения отметим, что сегодняшние небоскребы выражают концентрацию богатства и власти, а самый верхний этаж приберегается для самого богатого, обладающего наибольшим могуществом индивидуума.

Божественная реакция на Вавилонскую Башню прямо противоположна людским планам, и это проявляется даже в выборе слов, описывающих действия Бога: Сойдем же, и смешаем язык их" противопоставляется фразе Пойдем, построим себе город и башню , а прежде нежели рассеемся по лицу всей земли" словам " и не отступятся они от того, что начали делать. Человечество собирательно изображено этаким фаустовским персонажем, стремящимся достичь крайних  пределов человеческих возможностей и даже превзойти их. Такая трактовка, несомненно, низводит Бога до неуверенного в прочности своего положения божества, применившего сверхъестественные сила для подавления не по возрасту развитого человечества. Суть проблемы заключается, по-моему, не в людских амбициях, поскольку человечество ранее, согласно той же книге "Бытия", уже имело околобожественный статус.

Сотворение движется в "Бытии" от бесформенной, пустынной земли к упорядоченной вселенной, оно происходит, подчиняясь циклам дня и ночи, и завершается землей, изобилующей жизнью. На каждой стадии сотворения Господь призывал к существованию свет, небо, сушу, море и растительную жизнь, зверей земных и, наконец, человеческие существа. Да будет вот она, ключевая фраза; каждым таким заявлением Бог претворял в сущее то, что должно было быть создано. На последнем этапе Бог создал Адама и Еву, повелев им ухаживать за Райским садом, плодиться и размножаться, наполнять землю и владеть ею и владычествовать над всяким животным. В главе 2 "Бытия" Адам нарекает имена животным. Делая это, он занял место рядом с Богом, имитируя его творчество. Точно так же, как Бог "назвал" в бытие все сотворенное, Адам назвал всех животных, определив их сущность и место в мире.

Остается один вопрос: Если Адам и Ева были созданы править всей землей, то что плохого в человеческой амбициозности? Амбиция человека, выразившаяся в строительстве Башни, это амбиция стремления вверх вместо стремления вовне, к небу вместо лица земли. Бог повелел Адаму и Еве "наполнять землю и владеть ею, поэтому концентрация всего человечества в одной башне противоречила Божественным планам. Поскольку земля удел человечества, а небо удел Бога, строительство башни, предназначенной вместить все человечество, отражает стремление людей сместить Бога и не просто личное стремление отдельного человека сместить Бога, а коллективное человеческое стремление. Построим себе вот мотив Башни. Нет Нимрода, который стал бы великим предводителем людей. Пока еще нет. Господним лекарством от людской гордыни стало смешение языков и рассеяние человечества по лицу земли.

Интересно, что разнообразие человеческих культур и языков было, таким образом, установлено Богом. И в то же время, оно изображается как временная мера, как дамба, сдерживающая воды человеческого бунта. В чисто отрицательном смысле "разнообразие" означает разделение, а разделение было введено для ограничения возможностей людей до тех пор, пока человечество восстает против Бога. При этом, если проследить тему разнообразия по библейским текстам, в конце истории произойдет страстно ожидаемое окончательное слияние всего человечества. Как в книге пророка Исайи (65), так и в книге Откровений людям обещаны новое небо и новая земля, на которой сгинет старая вражда: Волк и ягненок будут пастись вместе, а все человечество соберется вместе перед Господом. После того посмотрел я и увидел великое множество, коего не счесть никому, из всех народов, племен, людей и языков. Новый Завет представляет Церковь как раннее воплощение этого обещания на будущее. В "Деяниях", глава 2, описывается, как собравшиеся вместе апостолы говорят на языках, которых они не знают, и все это ради блага толпы, сошедшейся даже из отдаленных концов Римской империи. Вероятно, это может рассматриваться как отмена приговора Божьего суда над Вавилонской Башней. Павел в послании к Галатам (глава 3) пишет, что "нет уже ни Иудея, ни Эллина; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе и в главе 12 Первого послания к Коринфянам формулирует принцип единства в многообразии. Различия в культурах, с одной стороны, предопределены Богом, а с другой Богом же обращены; человечество удалено от Бога и воссоединилось с Богом.

Башня получила название "Вавилон" после того, как Бог вмешался и разрушил людские амбиции. Вавилон на иврите означает "смешанный, запутанный". Зато на вавилонском, языке, родственном ивриту, "вавилон" значит "ворота бога". Ибо история Вавилонской Башни не просто рассказ о том, откуда взялись языки человечества, но и рассказ о происхождении одного из двух великих библейских городов, Вавилона. Второй великий библейский город это, разумеется, Иерусалим, и они представляют противоположные течения в истории человечества, их отношения с Богом противоположны. Вавилон произошел от башни, строившейся, чтобы достать до неба, а Иерусалим это город, в котором был построен храм, обиталище и место присутствия  Бога. Один олицетворяет собой человечество, объединившееся против Бога, второй вместилище точки, на которой в Израиле сконцентрировано поклонение Богу. Эти города насыщены символизмом, проходящим сквозь все еврейские и христианские писания, но полное значение их обоих выражено лучше всего в книге Откровений.

Иоанн изображает Вавилон в Откровении (17, 18) как блудницу, сидящую на звере багряном, который, в свою очередь, сидит на водах многих. При всей загадочности книги Откровений большая часть образов довольно понятно объясняется в потоке самого повествования. Жена эта "великий город, царствующий над земными царями", и на челе ее написано имя:

ТАЙНА
ВАВИЛОН ВЕЛИКИЙ
МАТЬ БЛУДНИЦАМ
И МЕРЗОСТЯМ ЗЕМНЫМ

По ходу Откровений (17, 18) жена эта ассоциируется с роскошью, властью, славой, оккультизмом, половой распущенностью и гордыней, но главная ассоциация с богатством. Ее падение оплакивают (хотя и держась на безопасном расстоянии) не кто иные как цари, купцы и корабельщики, потому что богатство и роскошь, перепадавшие им от нее, исчезли. Текст Откровений (17) сообщает нам, что "многие воды" олицетворяют человечество в совокупности, тогда как зверь, на котором жена восседает, являет собой политическую власть, в конечном итоге власть антихриста. Это не просто Божественное откровение, это еще и проницательный социальный анализ: все, что составляет Вавилон, покоится на политической власти, которая опирается на все человечество. Кроме того, жена пьяна, она упоена кровию святых, замученных ею. Вавилон и Иерусалим в вечной оппозиции, и падение одного означает возвышение другого.

Иоанново описание Блудницы на Звере не было пророчеством о будущем, а являлось описанием современности его современности и всех будущих "современностей" до той поры, пока Блудница не будет свергнута. Башня это капитализм с его торговлей "телами и душами человеческими" ради коммерческой наживы (Откровение 18:13). Это философия марксизма жаждет сместить Бога, чтобы человечество могло "вращаться вокруг себя самого как собственного истинного солнца. Она жестока, кровава и бессердечна, и стремится лишь к удовольствиям, а все, принимающие участие в нынешнем мире, питают эту систему и страдают под ее гнетом. Божественный ответ, предсказанный и в христианских, и в еврейских книгах, указывает на иное свержение, очередное и последнее, ради  основания Нового Иерусалима.

Jim Rovira can be reached at jamesrovira@yahoo.com

Перевод выполнен Михаилом Касьяником, mkassianik@hotmail.com